Может показаться санкт-петербург легальные наркотики купить

Песняры: Весёлые, зелёные, лупатые!


Может показаться санкт-петербург легальные наркотики купить

Эван Хемель родился девочкой. Но с самых малых лет у него появились признаки транссексуальности. Причем это была вовсе не прихоть, как многие могут подумать, а реальный генетический сбой.

Во время полового созревания у Хемель всё отчетливее проявлялись мужские признаки. Организм начал вырабатывать всё больше тестостерона, лицо и тело покрылись волосами.

В 19 лет Хемель окончательно решила стать мужчиной и взяла себе имя Эван. Большинство новых друзей рыжебородого парня даже не подозревали, что он был рожден в женском теле!

Впрочем, Эван так и не сделал себе операцию по смене пола, ведь от этого шага его удерживала мечта иметь своих детей. Понимая, что в будущем ему вряд ли предоставится шанс завести ребенка естественным способом, Эван решился на авантюру.

Благодаря искусственному оплодотворению, Хемель смог, или правильнее будет сказать, смогла, забеременеть. Хотя у Эвана был крайне низкий уровень женских гормонов, но всё же, благодаря неусыпному наблюдению докторов, ему удалось вносить и родить мальчика!

Теперь Эван окружает своего сына теплом и заботой. Хемель не скрывает, что в дальнейшем твердо намерен завершить трансгендерный переход, но сделает это лишь тогда, когда ребенок больше не будет нуждаться в его материнской помощи.

Брат Эвана сфотографировал молодого папашу в момент кормления грудью и выложил снимок в Фейсбуке. Это фото вызвало небывалый резонанс, причем мнения людей разделились. Одни посчитали снимок отвратительным, другие же, наоборот, посочувствовали Эвану, одновременно отдавая должное его решимости.

Эван Хемель родился девочкой. Но с самых малых лет у него появились признаки транссексуальности. Причем это была вовсе не прихоть, как многие могут подумать, а реальный генетический сбой.

Во время полового созревания у Хемель всё отчетливее проявлялись мужские признаки. Организм начал вырабатывать всё больше тестостерона, лицо и тело покрылись волосами.

В 19 лет Хемель окончательно решила стать мужчиной и взяла себе имя Эван. Большинство новых друзей рыжебородого парня даже не подозревали, что он был рожден в женском теле!

Впрочем, Эван так и не сделал себе операцию по смене пола, ведь от этого шага его удерживала мечта иметь своих детей. Понимая, что в будущем ему вряд ли предоставится шанс завести ребенка естественным способом, Эван решился на авантюру.

Благодаря искусственному оплодотворению, Хемель смог, или правильнее будет сказать, смогла, забеременеть. Хотя у Эвана был крайне низкий уровень женских гормонов, но всё же, благодаря неусыпному наблюдению докторов, ему удалось вносить и родить мальчика!

Теперь Эван окружает своего сына теплом и заботой. Хемель не скрывает, что в дальнейшем твердо намерен завершить трансгендерный переход, но сделает это лишь тогда, когда ребенок больше не будет нуждаться в его материнской помощи.

Брат Эвана сфотографировал молодого папашу в момент кормления грудью и выложил снимок в Фейсбуке. Это фото вызвало небывалый резонанс, причем мнения людей разделились. Одни посчитали снимок отвратительным, другие же, наоборот, посочувствовали Эвану, одновременно отдавая должное его решимости.

В начале сентября 1906 года Софья Андреевна перенесла сложную и опасную операцию по удалению гнойной кисты. Операцию пришлось делать прямо в яснополянском доме, потому что перевозить больную в Тулу было уже поздно. Так решил вызванный телеграммой известный профессор Владимир Федорович Снегирев.

Он был опытным хирургом, но делать операцию жене Толстого, да еще и в неклинических условиях, - значит рисковать и брать на себя огромную ответственность! Поэтому Снегирев несколько раз буквально допрашивал Толстого: дает ли тот согласие на операцию? Реакция неприятно поразила врача: Толстой "умыл руки"...

В воспоминаниях Снегирева, опубликованных в 1909 году, чувствуется едва сдерживаемое раздражение на главу семьи и писателя, перед гением которого профессор преклонялся. Но профессиональный долг заставлял его снова и снова загонять Толстого в угол прямым вопросом: согласен ли он на рискованную операцию, в результате которой жена, возможно, умрет, но без которой умрет без сомнения? И умрет в ужасных мучениях...

Сначала Толстой был против. Он почему-то уверил себя в том, что Софья Андреевна непременно умрет. И, по словам дочери Саши, "плакал не от горя, а от радости...", восхищенный тем, как жена вела себя в ожидании смерти.

"С громадным терпением и кротостью мама переносила болезнь. Чем сильнее были физические страдания, тем она делалась мягче и светлее, - вспоминала Саша. - Она не жаловалась, не роптала на судьбу, ничего не требовала и только всех благодарила, всем говорила что-нибудь ласковое. Почувствовав приближение смерти, она смирилась, и все мирское, суетное отлетело от нее".

Вот это духовно прекрасное состояние жены и хотели нарушить, по убеждению Толстого, приехавшие врачи, которых, в конце концов, собралось восемь человек.

"Полон дом докторов, - с неприязнью пишет он в дневнике. - Это тяжело: вместо преданности воле Бога и настроения религиозно-торжественного - мелочное, непокорное, эгоистическое".

При этом он чувствует к жене "особенную жалость", потому что она "трогательно разумна, правдива и добра". И пытается объяснить Снегиреву: "Я против вмешательства, которое, по моему мнению, нарушает величие и торжественность великого акта смерти". А тот справедливо негодует, отчетливо осознавая: в случае неблагоприятного исхода операции вся тяжесть ответственности ляжет на него. "Зарезал" жену Толстого против воли ее мужа...

А жена в это время невыносимо страдает от начавшегося абсцесса. Ей постоянно впрыскивают морфий. Она зовет священника, но когда тот приходит, Софья Андреевна уже без сознания. По свидетельству личного врача Толстых Душана Маковицкого, начинается смертная тоска...

Что же Толстой? Он ни "за", ни "против". Он говорит Снегиреву: "Я устраняюсь... Вот соберутся дети, приедет старший сын, Сергей Львович... И они решат, как поступить... Но, кроме того, надо, конечно, спросить Софью Андреевну".

Между тем в доме становится людно. "Съехалась почти вся семья, - вспоминала Саша, ставшая хозяйкой на время болезни матери, - и, как всегда бывает, когда соберется много молодых, сильных и праздных людей, несмотря на беспокойство и огорчение, они сразу наполнили дом шумом, суетой и оживлением, без конца разговаривали, пили, ели. Профессор Снегирев, тучный, добродушный и громогласный человек, требовал много к себе внимания... Надо было уложить всех приехавших спать, всех накормить, распорядиться, чтобы зарезали кур, индеек, послать в Тулу за лекарством, за вином и рыбой (за стол садилось больше двадцати человек), разослать кучеров за приезжающими на станцию, в город..."







 2017 ilovesochi2014.ru
На сайте могут быть материалы и сслыки запрешенные к просмотру для лиц младше 21 года!
Уберите от монитора детей!